?

Log in

31

а хорошо
только времени мало

Tags:

Aug. 9th, 2016

Я так жалею, что совсем не писала весной, что сейчас, боюсь, будет неловко за попытки нагнать.

Под нашим балконом внезапно распускаются гладиолусы, консьержка желает мне хорошего дня, мальчики-программисты на работе смотрят на меня с ощутимым интересом, при этом слушают тоже с не меньшим (что гораздо приятнее), Пашка только и говорит, что о будущем загородном доме. Он купил мне можжевеловую ложку для меда ручной работы: она пахнет травами, как алтайский сбор, который мы завели для длинных августовских вечеров, и обещает тот самый дом. Черногорское розовое вино встречает запотевшими боками бутылки – полнотелое, довольно крепкое для розового, совершенно славное.

Его мама говорит, что он в последнее время стал жизнерадостнее. Говорит, что у меня красивые глаза. Он рассказывает ей, как я пошла в IT-компанию проситься стажером, а меня вдруг взяли консультантом. Мы вдруг снова начинаем легко шутить и петь дурацкие песни, после долгого перерыва, казалось, что это не вернется больше никогда, а оно – тут как тут.

В Сокольниках мы во все глаза смотрим на птиц, детей и деревья, в Подмосковье – на хаски и белоснежную лису в вольере. Я сначала чуть не плачу, глядя на нее, а потом принимаюсь с ней разговаривать, и тогда она смотрит ясными глазенками прямо на меня, начинает играть и прятаться в домик. Хаски, которых не взяли в упряжку, начинают выть в голос, как по команде. Мы подумали, что они очень расстроены тем, что их не взяли на прогулку, а оказалось, что они просто провожают так своих.

Покупаем в местной лавке хлеб:
- Эммм.. у тебя случайно не было привычки в детстве откусывать от батона на обратном пути, когда тебя посылали в магазин?
- Была, конечно)
Мы усаживаемся на крыльце и по очереди рвем зубами пахучую твердую корку, кусаем нежный мякиш, улыбаемся, жуем, машем продавцу, вышедшему на двор. Приходит местная кошка, идет на руки сначала ко мне, потом, подумав, к нему, в итоге выбирает все-таки его. Понимаю, милая, я же тоже выбрала именно его. Чувствуешь, какие у него руки? То-то же.

В мои последние безработные выходные (по крайней мере, на ближайшее время) мы по полдня не вылезаем из постели. Я в один день равняюсь с ним загаром. А когда начинаются будни, Пашка будит меня (я отвыкла рано вставать), готовит завтрак, отвозит в офис, ведет отметить первый рабочий день:
- Ты молодец. Я в тебя верю, уверен, что у тебя все получится.
- Без тебя бы ничего не вышло. Вернее, может, и вышло бы, но точно не так.

Мальчики приносят мне второй монитор, я дурею от количества информации, свалившейся на меня за два первых рабочих дня, хохочу с разработчиками, кормлю конфетами системного архитектора, улыбаюсь новоиспеченному шефу, с легкой завистью кошусь на дверь департамента SAP. На работу можно в кедах, если нет встреч с заказчиками. Штудирую документацию, вспоминаю нотации и методологии, решаю задачки, возвращаюсь в привычный ритм. Дефолт 2013-2014 отпускает меня по-настоящему только сейчас.

Лена приезжает в Москву, я целую ее, она обнимает меня и ругает за черную одежду и худое лицо, мы с ней битых два часа отрабатываем самый говенный период в моей жизни, который уже давно быльем порос, а бьет еще почище дефолта.
- Ты понимаешь, что после такого ты не имеешь права ругать себя и говорить, что тебе тридцать, а у тебя ничего не вышло? Еще как вышло. После такого к жизни возвращаются единицы. Так что считай, что ты не с нуля начинала, а из крутого минуса.
- Да. Ты, пожалуй, права. Я действительно молодец.

Пашка переводит Лене деньги за все мои летние сеансы «в долг». Я в долгах, как в шелках. Шелк, кстати, цвета шампанского: Yves Delormes, любовь моя, остатки былой роскоши. Пашка обнимает меня, целует куда-то в волосы, говорит, если я останусь на этой работе, переедем, пожалуй, поближе, тоже ведь неплохой район.

Я совершенно невыносима в ленте, когда влюблена.
- Она не без хороших качеств: очень добра, то есть щедра, то есть дает другим, что ей не совсем нужно. Впрочем, ведь вы сами должны знать ее не хуже меня.
- Я знавал Ирину Павловну десять лет тому назад; а с тех пор...
- Эх, Григорий Михайлыч, что вы говорите! Характер людской разве меняется? Каким в колыбельку, таким и в могилку. Или, может быть...- Тут Потугин нагнулся еще ниже,- может быть, вы ей в руки попасть боитесь? Оно точно... Да ведь чьих-нибудь рук не миновать.
Литвинов насильственно засмеялся.
- Вы полагаете?
- Не миновать. Человек слаб, женщина сильна, случай всесилен, примириться с бесцветною жизнью трудно, вполне себя позабыть невозможно... А тут красота и участие, тут теплота и свет,- где же противиться? И побежишь, как ребенок к няньке. Ну, а потом, конечно, холод, и мрак, и пустота... как следует.


Иван Тургенев
Дым
Оригинал взят у lissoit в Шаг в пропасть. На "три-четыре" - шагаем!
Знаю, что закон, миллион раз уже транслировала другим, но удивляться не перестаю.

Урок, который в отношениях проходит один - всегда проходит и другой.
Иногда это видно на высших планах и после детальных разборов (годами, годами народ на терапию таскается). Но бывает, что очевидно буквально на уровне кирпичного сознания.

Знакомый знакомого влюбился. Среднего возраста, женат, ребёнок, бизнес: как говорится - "только всё наконец наладилось - и вот вам". Я б сказала,что прямо типичный случай, когда человек наконец исполнил все желания общества и окружающих и начал соображать, чего он сам-то хочет.

И так вышло, что влюбился он в барышню почти вдвое моложе. При этом цельная она, очень целеустремлённая и ...собранная какая-то барышня. Общего у них ,кстати, гораздо больше, чем можно было бы подумать: специфика класса, который я обтекаемо назову "количество высших образований существенно превышает количество граждан".

Роман длился более года, и всё логично и активно развивалось, пока не наткнулось на закономерное " а что дальше?"

Девушка хочет продолжения, нормального хотя бы "возлююбленный-возлюбленная" положения, возможно, попробовать жить вместе, всё-таки перестать шифроваться и строить из себя "друзей-друзей" под взглядами всё давно понявших коллег и знакомых.

Она буквально до разрыва не согласна быть больше "вторым номером", "запасным аэродромом", "маленьким грязным секретом". Потому что никто не молодеет, и никто не хочет терять себя в отношениях без перспективы.

А он ... ему за 40. И развод (жена упорно делает вид, что "ложки нет", хотя ранее на интеллект и наблюдательность жалоб не было) для него = полный перекрой быта, неясное положение с бизнесом, необходимость продажи недвижимости, потому что бизнес-бизнесом, но это не тот случай, когда просто "купи себе ещё хату и не мучайся". А если не продажа-покупка, то мотаться по съёмным.
Это осложнение отношений с сыном, почти наверняка он не одобрит ухода отца: ведь внешне брак вполне неплох.

Но главное - он отлично помнит себя в 25, он прекрасно понимает, что она впоследствии запросто "может передумать". И это "впоследствии" может оказаться ещё как близко, а может - и далеко, и неизвестно ещё, что хуже.

Он ей и рассказывает, что у неё вся жизнь впереди, а он - "старый влюблённый козёл".

Это тот самый случай, когда у меня никто советов не спрашивал, но именно на расстоянии очевиден факт того, что пока они оба боятся одного и того же.

Довериться - и остаться с разбитым сердцем и у разбитого же корыта.

Самое обидное, что пока они вот так боятся - налицо двое ...с учётом жены - трое не очень счастливых людей, двое из которых вот прямо сейчас, вот немедленно - могли бы быть счастливы. А третий - свободен для поисков счастья.

И самое магическое, что для этого надо допустить возможность того, что где-то в будущем всегда есть вероятность снова оказаться несчастным.
И возможно даже по вине того, кто сейчас и есть - источник твоего абсолютного счастья.


___________________________
Всё выдумано, если и было, то давно и неправда.

Оригинал взят у anna_paulsen в О влюбленности и штанах
Ира Зверева:

Была я как-то влюблена. Не сильно, но с планами. С простыми, незамысловатыми. В них мы закидывали головы назад, чтобы задорно смеяться, набивали карманы деньгами из тумбочки, чтобы не работать, а по вечерам у нас обнимки на закатном балконе и чтобы никогда не надоесть. В доме на одиноком и красивом берегу холодного океана. Потому что мы интроверты и не любим видеть много людей. А любим смеяться по расписанию и бесцельно теребить купюры.
Планы пришлось архивировать до лучших времен и с кем-то другим. Потому что я хоть молодому человеку и нравилась, но в своих планах он стоял на балконе один. И купюры теребил без моей помощи. В достаточно далёкой (хотя как по мне, то не слишком) стране.

Мы расстались на том, что посмотрим, как оно пойдёт. У меня хорошо пошло вино в первые пару дней, а потом я забылась работой и какими-то другими обидами.

А когда я уже окончательно отпустила и забыла, и вино стала пить по иным поводам, в скайп постучались. Задорно так, словно за хлебом выходили на неделю. Типа пошли чай пить, я тут здесь приехал.

Ну у меня, конечно, легкая паника и я сразу думаю, какие надеть колготки и где их срочно взять, ведь я их не ношу. И не стоит ли мне сказать, что я давно не пью чай, мне голоса в голове запретили. Но потом соглашаюсь. Не коня ж теряю. А головы всё равно давно нет. Ну и вообще на бывших интересно смотреть. Почти как на звезд без макияжа и баннеры про целлюлит.

И, в общем, надеваю я на чаепитие (не будем называть это свиданием, оно им не было) маечку, пиджак и треники адидас. Есть у меня одни прелестные, чёрные с золотыми полосками. На мой вкус – отпад и сливочный пломбир. И в таком нарядном виде прихожу. И говорю здрасьте. И он говорит здрасьте и улыбается вежливо. И косится на треники. И мы идем, а он всё косится. Я спрашиваю, что не так, а он говорит:
- ну, как-то…ты раньше дизель там любила, джистар там, и вообще… а тут чуть не элитные войска маргиналов…
Я говорю:
- так это, джистар никуда не делся. Ну просто треники – это прикольно, смешно же. На стиле, на стёбе. Дурака повалять. Понимаешь?!
- Не понимаю, - говорит.
А он умный, он очень умный, он про электричество знает, про горы, море, силу трения-качения и почему люди падают, а не взлетают. А штаны мои не понимает.

И я тогда подумала, что если когда человек не понимает твои штаны, он и остальное твоё не поймёт. И пусть умный, хороший, но просто не поймёт. А если ты эти чертовые штаны переоденешь и выкинешь, сам себя через год-другой не поймешь.
Так что лучше не менять штаны. Лучше менять планы.

Apr. 26th, 2016

По дороге с работы я перечитывала свои старые записи здесь, уже, наконец, точно понимая, что желаемое, а что действительное. Где-то на середине 2015-го года я поняла, что все, что здесь было, все, что я любила и по чему тосковала, а иногда и придумывала, доделывала в людях, схлопнулось наконец для меня в одном человеке, в одном-единственном человеке, который со мной сейчас. Я не знаю, чего бы в нем не нашла из всего того, что мне дорого и любо.

Сегодня ровно месяц, как умерла бабушка. И ровно два месяца как мы познакомились. Бабушка ушла ровно в тот день, когда мы вывезли все мои вещи из съёмной квартиры. И два дня - от известия до поезда в Петербург - он буквально в зубах меня носил, и я выдержала, и даже перестала без перерыва реветь, и нашла силы поддержать маму с дядей, осиротевших окончательно. Когда умирает мама, ты ведь все равно ребенок, даже если тебе пятьдесят. И я обнимала их - маму одной рукой, а дядю другой - изо всех сил, и целовала в седые лбы, и плакала вместе с ними. И если я могла их поддержать, то только благодаря тому, что было кому поддержать меня.

А в тот вечер мы были знакомы всего месяц, и я плакала на его кухне, и дрожала, и зажмуривалась, но почему-то чувствовала благословение - без шуток. Самый родной человек из кровных ушёл - и будто передал меня с рук на руки. Говорят, что плохо, когда в роду никто не умирает и не рождается, а только болеют все. Она давно хотела пойти по своим делам, все сокрушалась, что никак не получается. Ну, вот. Получилось.

Можно сказать, что с того дня у нас с ней как-то окончательно наладились взаимоотношения. Я ещё напишу обо всем этом, я ведь почти каждый день о ней думаю, это была целая вселенная.

Я почти не пишу последнее время, а зря; надеюсь, этот ступор скоро пройдёт.

Очень люблю всех, кого люблю.
С Анной в свое время состоялся короткий диалог:

– У тебя хоть когда-нибудь был период, когда ты была одна? Или не влюблена хотя бы?
– Не помню, наверное. Да точно, был.

Свинья везде грязь найдет, а я — что-нибудь киношное и духоподъемное. Но еще я всегда знала, что в конечном итоге найду то, что нужно.

— Я в этот свой приезд в Питер вынуждена была в отеле ночевать, представь.
— А чего мне не позвонила? Придумали бы что-нибудь. По крайней мере ты не грустила бы.

Я кладу голову ему на плечо,Read more...Collapse )

Sep. 27th, 2015

Да, мой милый, когда я говорю "хозяин приедет", многие думают именно про него, хотя я так говорю про хозяина квартиры, которую я снимаю, конечно. А что до него, то что ж поделать, я действительно при первой же возможности сижу в ногах у него, как собака, которую никто больше не может по-настоящему приласкать, — острые зубы, слишком тяжелый взгляд — и смотрю снизу вверх. Ты вообще можешь себе представить, как я сижу у кого-то в ногах?

А еще я теперь убегаю вперед по улице — привыкла ходить одна и быстро — оборачиваюсь, останавливаюсь, помахивая невидимым хвостом, ну точно, собака; дожидаюсь, пока он нагонит меня. Он идет неспешно, достает из кармана пригоршню монет, аккуратно бросает в чехол от гитары, лежащий перед уличным музыкантом, я улыбаюсь, мы идем, идем, потом усаживаемся ужинать, я неожиданно неловко плюхаюсь на пододвинутый мне стул, прошу вина, еды, у него не на шутку сильно болит голова от моих любимых духов — это знак, хотя и так было понятно, что не судьба. Не в этой жизни, по крайней мере.

Это какая-то хуевая метафора, но вот я как-то пошутила с ним вслух однажды на тему того, что я как собака при нем, видел бы ты, как он посмотрел. Чувство вины? Ну, может быть. Подруга мне тут сказала, что пора б издать сборничек. Угу. Название только не подберу никак, что-нибудь в духе... "Приключения эгоцентрика". "Зелен виноград". "Нарцисс и невроз". "Бодливой корове". "Из грязи в грязи". Завтра позвоню Лене, пусть расскажет мне, как смириться уже наконец или как все-таки извернуться и рвануть вперед и вверх.

Я хожу по Москве, и мне хочется рыдать от того, как она прекрасна. В июне я вышла из поезда на Ленинградском вокзале и вдруг всхлипнула сердцем — мне же сюда. Мое место где-то здесь. И я побежала вниз по улице, завертела головой по сторонам, задышала, встряхнулась, зашептала: милая, милая, возьми меня, полюби меня, полюби, да посмотри же ты на меня. Питеру похер — приезжай хоть Сапсаном, хоть плацкартным, пей дешевый вискарь или цеди тонкое вино, спи на раскладушке в кухне на Ваське или сиди в роскошной гостиной на Крестовском, пой, плачь, валяйся, люби, гуляй - он даже не смотрит на тебя, это ты на него смотришь, дышишь им, любуешься. А он восседает на берегу Финского залива, как отошедший от дел чародей, и изредка улыбается, улыбкой могущественного старца с добрыми глазами. Москва - нет, Москва - чародейка в полной силе, несмотря на возраст, и почти всегда в настроении почудить, покуролесить. Милая хищница - заливистый оскал, жемчужный смех. Москва сразу смотрит на тебя с прищуром: "И че? Это вот в этом ты собралась здесь разгуливать?! Иди переоденься, сил нет смотреть". Но что-то щелкнуло, тикнуло, бренькнуло, и вселенские шестеренки завертелись быстрее обычного, и в несколько недель вопрос с переездом был решен, так что я все-таки ей понравилась.

И теперь у меня гудят ноги и голова, я иду и не могу остановиться, в ушах разливается o fortuna из carmina burana, я еду на Андреевскую набережную — просто побыть там, как в Питере ездила на Петроградку, я ищу места, где мне может быть хорошо — Столешников, Колобовские, Пречистенка, Сретенка, что еще, я не знаю, я вкалываю, как и ты, и почти не вижу Москвы, на Москва-сити я смотрю издали, как на прекрасное созвездие где-то там (да-да, мой хороший, все-таки "Луна на фоне Лукойла", ты был прав), у меня перехватывает дыхание, я истово мечтаю там оказаться, и не на смотровой, конечно, площадке (хотя можно было бы сходить, кстати), а в каком-нибудь тамошнем роскошном офисном кресле с роскошным же видом, но я уже взрослая и догадываюсь, как много времени может занять эта затея, если она вообще осуществима, в моем-то бодливо-коровьем случае, жаль, что раньше не пришло в голову, уверена, мне бы не отказали. Теперь-то что уж, как писал Довлатов — у Бога добавки не просят.

И вот все так у меня, понимаешь?
Точеные спины, скорые руки, трепещущие смычки. С первыми же звуками я бессильно растекаюсь по креслу, потому что я слышу море. И любовь. И нас. Я слышу море, я вижу море, я вижу, как над заливом сменяются времена суток, как нежно одна в другую сцеживаются краски неба — одна другой краше; я вижу, как под утро я тихо, ни слова не говоря, ложусь рядом, и он долго гладит меня по голове; я вижу море — скрипачки в черных платьях хладнокровно волнуются под духовые. Я засыпаю под этот гул: это вечерние волны плещутся у берега залива, это я поворачиваю голову, чтобы поцеловать его. Вздрогнув, очнусь, когда грянут литавры, когда взвизгнут тарелки, когда полетят флейты, когда Эшенбах превратится в демиурга. Это уже то, что потом, после того, как я повернула голову, чтобы поцеловать его. Эта симфония — рай для скрипок и ударных, и золоченый ад — для виолончелей и духовых, а Эшенбах и вовсе состарится, когда она завершится. И замрет траурным изваянием, утихомирив разгоряченных музыкантов финальными затяжными нотами, и пауза перед овациями будет долгой-долгой — никто не верит, что все закончилось, и зал всхлипнет аплодисментами, и возопит. И это — мои руки, вдруг отчаявшиеся в борьбе, упавшие на подушки, — звенящее томное бессилие легких утренних сквозняков.

Милый Густав, вы слышите?! Мы здесь, мы живые, мы больше ста лет это играем, мы не забыли и не выбросили. Две мировые войны, Густав. Кристоф играл это для вас, он состарился только для вас в каких-нибудь полтора часа. Вы будто созданы друг для друга, кто вас лучше понял, чем он? И я любила — для вас, теперь я чувствую, что будто для вас; так, как вы любили уходящую жизнь; так, чтобы вы услышали.



Густав Малер написал свою Девятую симфонию в 1910 году. Услышать ее исполнение при жизни ему не довелось.
Послушать и посмотреть можно здесь, вживую это просто невероятно, но и запись по-своему хороша.

[reposted post] Как снять венец безбрачия?

Венцы безбрачия бывают разных видов и разного свойства. Все они мешают построить отношения: либо с самого начала, либо в процессе.

Я насчитала 6 самых распространенных видов венцов, которые носят как женщины, так и мужчины.

1. Корона

Read more...Collapse )

Profile

adore
vicella
Виконт*

Latest Month

October 2016
S M T W T F S
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031     

Tags

Syndicate

RSS Atom
Powered by LiveJournal.com
Designed by Lilia Ahner